ГАЗ-69

В этом году исполнилось 60 лет с начала выпуска легендарного автомобиля с очень простым именем: ГАЗ-69… В нашей памяти этот неприхотливый и надежный вездеход ассоциируется с пылью, стелющейся над полевой дорогой в период жатвы, торжественными военными парадами на Красной площади, нефтяниками, геологами и врачами районных больниц.

Новый советский автомобиль рождался мучительно долго – еще в марте 1949 года в испытательный пробег отправился практически готовый образец, а начала конвейерного производства пришлось ждать до 25 августа 1953-го. Особенно долгими эти сроки кажутся в сравнении с тем, как буквально за месяцы запускались в серию первые отечественные вездеходы ГАЗ-64, ГАЗ-67 и ГАЗ-67Б. Время, правда, было лихое… Другой была и сама машина. Отличие ГАЗ-69 от предшественников было воистину огромным. По комфорту «шестьдесят девятый» приближался к легковым автомобилям своего времени. Металлические двери, отопитель салона, стеклоочистители с электроприводом, синхронизированная коробка передач... Более продуманным было и расположение органов управления, да и сам салон стал просторнее.

По наказу артиллеристов

                  

В целом нужно признать, что автомобиль, получивший индекс ГАЗ69, вышел очень удачным. Не случайно даже в отчете о государственных испытаниях, проведенных в 1951 году, практически нет нареканий. Более того, сразу после завершения испытаний начальника фотокинолаборатории НИИ 21 в Бронницах Л.И. Бурдахина вызвали в Первый отдел и поручили секретное задание: продемонстрировать киноролик о новинке… Сталину. Так вот, во время ответственного кинопоказа в аппарате перегорела лампочка. И не просто перегорела, а сделала это с громким хлопком. Возникло замешательство. Члены Политбюро по очереди стали поносить «сапожника». Но Сталин остался невозмутим. По возвращении Бурдахина в Бронницы один из сослуживцев кинооператора неумно сострил: «Как, тебя не расстреляли?».

В целом нужно признать, что автомобиль, получивший индекс ГАЗ69, вышел очень удачным. Не случайно даже в отчете о государственных испытаниях, проведенных в 1951 году, практически нет нареканий. Более того, сразу после завершения испытаний начальника фотокинолаборатории НИИИ 21 в Бронницах Л.И. Бурдахина вызвали в Первый отдел и поручили секретное задание: продемонстрировать киноролик о новинке… Сталину. Так вот, во время ответственного кинопоказа в аппарате перегорела лампочка. И не просто перегорела, а сделала это с громким хлопком. Возникло замешательство. Члены Политбюро по очереди стали поносить «сапожника». Но Сталин остался невозмутим. По возвращении Бурдахина в Бронницы один из сослуживцев кинооператора неумно сострил: «Как, тебя не расстреляли?».

 

А теперь давайте отмотаем воображаемую кинопленку немного назад и расскажем, как создавался этот замечательный автомобиль... Началось все с того, что военный опыт эксплуатации американских джипов и наших «козликов» выявил ряд существенных недостатков обоих типов машин. В первую очередь все они были недостаточно вместительны, а ГАЗ-67Б – еще и безумно неэкономичен. И потом, Горьковский завод готовился вот-вот прекратить выпуск предвоенных моделей, с которыми и унифицировались его легковые вездеходы. А это означало полную бесперспективность дальнейшего производства последних.

И вот 21 апреля 1947 года вышло постановление Совета министров СССР № 1118-325 и вслед за ним – приказ Министерства автомобильной и тракторной промышленности №34, предписывающие Горьковскому автозаводу создать современную замену устаревшим вездеходам. 30 июня основной заказчик – Главное артиллерийское управление – выдал тактико-технические требования на автомобиль. У военных он проходил под литерой АТК-Л («Артиллерийский тягач колесный легкий»), а заводчане дали машине индекс ГАЗ-69. Причем, если быть до конца точным, то правильное обозначение – ГАЗ-69-76. Второе число относится к кузову (такую систему в Горьком переняли у компании Ford).

Кстати, на кадрах кинопленки, которую показывали Вождю (ее фрагмент представлен в самом начале статьи), отчетливо видно, что на боковине капота выштамповано слово «Труженик». Так вот, сын главного конструктора ГАЗа Андрея Александровича Липгарта, Сергей, в свое время вспоминал, что именно отец назвал ГАЗ-69 «Тружеником» (различить это слово можно даже на машинах, прошедших госиспытания). Внешне «шестьдесят девятый» выглядел уменьшенной копией грузовиков ГАЗ-63 и ГАЗ62, а у них на боковинах штамповали: «Завод имени Молотова». Что же касается имени «Труженик», то по какой-то причине его не утвердили. И в серию вездеход пошел с характерными «залысинами» на боковинах. Ведущим конструктором ГАЗ-69 был ученик знаменитого «полноприводного» инженера Виталия Андреевича Грачева – Григорий Моисеевич Вассерман. Именно Вассерман вел львиную долю работы по ГАЗ-67Б. Да и первые наброски «шестьдесят девятого», по свидетельству очевидцев, Григорий Моисеевич сделал еще в далеком 1944 году.

Сначала была «Победа»

Принципиальная разница между ГАЗ-67Б и ГАЗ-69 заключалась в использовании на последнем не низкооборотистого высокомоментного двигателя от грузовика ГАЗ-ММ, а мотора, устанавливаемого под капот «Победы». То есть легкового двигателя с относительно небольшим крутящим моментом. Выбор силового агрегата потребовал расширить силовой диапазон трехступенчатой коробки передач до значений 6,2 – 7,5 (сделано это было при помощи двухступенчатого демультипликатора в раздаточной коробке). Причем «раздатку» намеренно выполнили «переразмеренной», поскольку инженеры держали в уме возможность установки вала отбора мощности (например, для привода ходового винта разведывательной амфибии на базе ГАЗ-69). Чтобы увеличить полезную вместимость автомобиля до восьми человек (или 650 кг груза), силовой агрегат сместили вперед. Уже летом 1945 года стало более-менее ясно, как будет выглядеть автомобиль. Именно поэтому 19 июня в Кремле на показе

автомобилей ГАЗ М-20 «Победа» и ГАЗ-51 главный конструктор А.А. Липгарт уверенно отвечал Сталину, что к производству готовится еще и тягач.

Общую компоновку автомобиля начертил инженер Ф.А. Лепендин, кузов был спроектирован под руководством Б.Н. Панкратова, а большой объем работ по трансмиссии выполнили В.С. Соловьев (будущий главный конструктор АвтоВАЗа), Б.А. Дехтяр и С.Г. Зислин. Что же касается легкой и прочной рамы с лонжеронами закрытого сечения, то за ее проектирование отвечал В.Ф. Филюков.

Технически новый автомобиль постарались максимально «увязать» с «Победой». Помимо 50-сильного мотора, от нее были взяты коробка передач (с измененными передаточными отношениями), рулевой механизм, карданные шарниры, колесные тормоза с гидроприводом и задние рычажные амортизаторы. Ведущие мосты «позаимствовали» от ГАЗ-67. Это была усовершенствованная конструкция со ступицами на конических подшипниках, полностью разгруженными полуосями и шлицевым соединением вместо конуса со шпонкой (на ГАЗ-67 такие мосты внедрить не успели). Колеса «обули» в шины Ярославского завода Я13. Причем они были явно недостаточного для езды по бездорожью размера 6,5 – 16. Опытные образцы ГАЗ-69 получили дисковый стояночный тормоз от ГАЗ-51. В окончательной же версии его заменят барабанным.

Первый образец из опытной серии (Э-I) был готов уже к октябрю 1947 года. Внешне он вроде бы напоминает серийный ГАЗ-69, но что-то в его пропорциях было не так. Облицовка радиатора иная, и крылья тоже. Да и лобовое стекло больше. К февралю 1948-го выпустили еще два образца, соответственно Э-II и Э-III. А к концу года еще и Э-IV. Заводскими испытаниями образцов руководил инженер А.Ф. Ромачев. Все машины прошли по 12 500 км, везя на крюке специально спроектированный для них одноосный прицеп ГАЗ-704 грузоподъемностью 0,5 т. Ходит легенда, что прицеп создали для отвода глаз, чтобы не таскать по дорогам общего пользования 82-мм миномет и 45-мм пушку, тягачом которых ГАЗ-69 предстояло служить. Что ж, прицеп, загруженный по норме орудия, очень даже неплохо его заменял.

Заводские испытания прототипов ГАЗ-69 завершились к июню 1948 года. Было очевидно, что рождается очень перспективная машина. В отчете о заводских испытаниях указывалось следущее. Автомобиль имел снаряженную массу 1470 кг, полную – 2110 кг. Он обладал высокими тяговыми свойствами: 69,9% от полной массы без прицепа и 50,7%– с прицепом. Пожертвовали динамикой: максимальная скорость была всего 75 км/ч. В дальнейшем тяговое усилие снизили, насколько позволяло техзадание (1350 кгс по грунту). Скорость при этом возросла. Автомобиль взбирался по косогору с уклоном 34° (с прицепом – 23°) и спускался по 30-градусному склону, шел по тяжелому бездорожью со слоем грязи до 0,25 м (с цепями – 0,3 м) и брал броды глубиной до 0,7 м, уверенно двигался по свежему снегу глубиной до 0,4 м и по уплотненному весеннему до 0,3 м. Эти и другие не менее замечательные качества новому вездеходу довелось продемонстрировать в знаменитом пробеге грузовиков ГАЗ63 и ЗиС-151, который проходил весной 1949 года.

                                                   Письма фотографа

До нас дошли письма замечательного заводского фотографа Николая Николаевича Добровольского, который, собственно, и вел хронику этого пробега. Помимо «зачетных» ГАЗ-63 и ЗиСов в нем шли три, как их называет Добровольский, «бобика» – экспедиционные легковые вездеходы ГАЗ67Б и ГАЗ-69. Он пишет красиво и эмоционально: «…Я мечтал о грязи. Грязь – это моя стихия, люблю ее снимать, особенно в солнечный день». Далее Добровольский рассказывает, как машины прошли от Краснодара до Ростова долгожданным черным грейдером и проселком. При этом автомобили ЗиС-151 фотограф иначе как «утюгами» не называет. По всему видно, что настоящий класс езды по бездорожью показывали ГАЗ-63 и…вышеупомянутые «бобики». Именно с их помощью Добровольский всегда успевал выходить в голову колонны, чтобы успеть подобрать выигрышный ракурс для съемки. Но этим пробегом дело не закончилось, и весной следующего года ГАЗ-69 отправили уже на вполне официальные сравнительные испытания с ГАЗ-67Б. И вот их результаты: расход топлива на шоссе снизился с 13,9 до 10,9 л на 100 км (с прицепом – 12,1 л). И это при том, что «шестьдесят девятый» имел большую массу. Правда, на бездорожье «старый солдат» брал свое. Но военным-то требовалась достаточно универсальная машина, а не транспортер переднего края!

                                             Школа Липгарта

Тем временем работы над машиной продолжались (благо сверху никто особо на конструкторов не жал). Надо сказать, это было весьма непростое, нервное для всего коллектива конструкторскоэкспериментального отдела время. Полным ходом шла политическая кампания по борьбе с «безродными космополитами». А между тем Горьковский завод исторически был «плавильней кадров», где (кстати, как и у Форда) трудились люди многих национальностей. Причем зачастую «республиканские» испанцы, поволжские немцы, евреи и англичане (доподлинно нам известно лишь об одном) вели себя гораздо осмысленнее коренного населения.Штат КЭО был невелик, а объем работ (легковые машины, грузовики, автобусы, спецтехника) – колоссален. В таких условиях, разумеется, не обходилось без ошибок и недоработок. Поэтому при желании отыскать виновного не составляло проблемы.

Например, в 1948 году из-за низкого качества автомобиля «Победа» его производство было приостановлено. Приостановлено с последующими оргвыводами…  И что самое неприятное, любая критика сложившейся ситуации в свете линии партии приобретала неизбежную «космополитическую» окраску.

Более того, среди сотрудников КЭО нашелся некто по фамили Крещук, написавший письмо Берии. В этом послании было сказано, что руководство завода всеми силами препятствует ведению работы над амфибией с индексом ГАЗ-011 (создана на базе ГАЗ-67Б). И хотя мы намеренно исключили из этого материала рассказ о создании газовских амфибий и многочисленных модификаций на базе ГАЗ-69 (это отдельная, полная драматических поворотов тема), не коснуться того, что по умыслу или глупости натворил Крещук, нельзя. Так вот, непонятно, попало ли письмо о саботаже работ над военной техникой непосредственно к Берии, но последствия оно возымело. Причем никто из разбиравшихся не захотел и слышать доводов о том, что коллективом КЭО ведется работа над более современной амфибией на узлах ГАЗ-69. В результате с завода уволили (еще хорошо, что не посадили) нескольких инженеров, начиная с главного конструктора Липгарта. Таким образом, была разрушена основа того, что сегодня принято называть «конструкторской школой Липгарта».

                                                Окончательные штрихи

Но вернемся к ГАЗ-69… В ходе подготовки к серийному производству машину серьезно усовершенствовали. Мощность двигателя образца Э-V довели до приемлемых 55 л.с., а крутящий момент – до 12,7 кгм. На двигателе появились масляный радиатор и шестилопастный вентилятор, устранившие возможность перегрева. Были подобраны оптимальные передаточные отношения в трансмиссии, а «победовская» коробка передач заменена полностью синхронизированным узлом от ГАЗ12 ЗИМ. Устаревшие ведущие мосты заменили фланцевыми, с разгруженными полуосями. При этом сохранили коническую пару главной передачи от «Победы» (5,125:1). Конструктор В.С. Соловьев спроектировал картеры главных передач типа «Сплит» увеличенной жесткости. Их намеревались применить в модифицированной «Победе», но дело не двинулось. В усовершенствованном образце ГАЗ-69 использовалась также двухсателлитная неразъемная коробка дифференциала от ГАЗ-12 и рулевой механизм от него же. Кроме того, усилили раму и установили унифицированные контрольные приборы.

Внешность ГАЗ-69 также претерпела некоторые изменения, и в результате вездеход принял именно тот вид, который нам хорошо знаком. Более того, в мае 1951 года горьковчане построили четырехдверный вариант ГАЗ-69А с пятиместным кузовом модели 77 (он же ГАЗ-69-77). Параметры усовершенствованного «шестьдесят девятого» тоже изменились. На 60 кг возросла масса, увеличилась на 30 мм длина, на 35 мм – ширина и на 60 мм – высота. Максимальная скорость теперь составляла приемлемые 90 км/ч, а расход топлива по шоссе – 10,4 л (с прицепом – 11,9 л).

Но устранить все недостатки, естественно, не представлялось возможным. Двигателю «шестьдесят девятого» все равно не хватало тяги. Устав бороться, военные сняли требования о поднятии мощности до 60–65 л.с. как неосуществимые. Осталась нерешенной и проблема с шинами: вездеход не только зарывался в грунт, но и имел недостаточный (220 мм) дорожный просвет. Но как бы то ни было, а в июле – сентябре 1951-го прошли успешные государственные испытания четырех вездеходов ГАЗ-69.

                                                     Кадровый десант

А затем была «пауза»…В это трудно поверить, но серийное производство нового автомобиля началось только 25 августа 1953 года! Свою негативную роль тут сыграла не только вышеупомянутая история с Крещуком, но и более неотложные планы министерства. В конце концов, выпуск «шестьдесят девятого» развернули в отдельном производственном корпусе, куда пускали далеко не каждого (там собирали и еще какую-то военную технику). Но уже 7 ноября ГАЗ-69 приняли участие в ноябрьском параде на Красной площади в Москве. Всего же до конца 1953 года было изготовлено 1302 вездехода.

Новый автомобиль оказался чрезвычайно востребованным. ГАЗ69 был нужен и полярникам на дрейфующих станциях СП-3 и СП4, и кубинскому другу СССР Фиделю, и индийскому другу Ганди. Я уж не говорю про милиционеров, председателей колхозов и медработников. Требовалось расширение производства. И вот в декабре 1954 года на Ульяновском автомобильном заводе были собраны первые шесть ГАЗ-69. Причем решением правительства туда переводилось не только производство вездехода, но и направлялся «кадровый десант» во главе с П.И. Музюкиным (одним из авторов полноприводного грузовика ГАЗ-63). В ходе смены «места прописки» автомобиль не претерпел изменений, а единственным отличием ульяновского ГАЗ-69 стало появление на капоте вездехода выштамповки УАЗ.

P.S. В ходе серийного производства ГАЗ-69 постоянно совершенствовался. Так, в 60-е годы вездеход стал комплектоваться передним мостом с муфтами отключения колес, усиленными подшипниками и дифференциалом с четырьмя сателлитами вместо двух. Модифицированные версии получили обозначение 69М и 69АМ. Всего же усилиями двух заводов было выпущено 634 285 автомобилей ГАЗ-69 всех модификаций. УАЗ  построил 356 624 автомобиля ГАЗ-69, 230 185 автомобилей ГАЗ-69А и 10 551 автомобиль УАЗ-69М и УАЗ -69АМ. Производство легендарного вездехода было прекращено в 1973 году. На смену ему пришла машина с индексом 469…

Автор признателен Евгению Игнатьевичу Прочко, Андрею Юрьевичу Аксенову и Константину Константиновичу Колеву, текст: Денис ОРЛОВ фото: архив ГАЗа
архив Константина КОЛЕВА

 

Заказ автомобилей по тел.: +7 495 928-87-08 или +7 910 412-04-38
Электронная почта avtosssr@mail.ru
© 2008—2015 Москва